Свежие комментарии

  • Иван Татаринов
    Вот это несокрушимая глыба!!! Вечная память и слава герою!!!Биография русског...
  • Лирина Полесская (Вяткина)
    О! Я ведь тоже, будучи студенткой, ездила на уборку в колхозы ! Это было классно, хотя нам ничего не платили. Об этом...Зачем советские ш...
  • Wlad Wlad
    И так все знают, что таких как ты зовут Пидары и Алени.Зачем советские ш...

Дмитрий Дробницкий: «Раньше на полмира была монополия КПСС, а сейчас – Демпартии США»

Известный американист о том, какие кланы стоят за спиной Байдена и обменяют ли Навального

«Сказать, что мир стал безопаснее после встречи Путина и Байдена, нельзя. Самый негативный сценарий может привести к тому, что вот сейчас Джозеф Байден приедет домой, ему дадут выспаться, и начнется! Вплоть до применения 25-й поправки к Конституции США и отстранения президента. Тогда Камала Харрис будет выполнять все предписания Энтони Блинкена, «Большой цифры», и они пойдут в новое наступление. Учитывая инцидент между Байденом и CNN, в Вашингтоне найдутся люди, которые захотят реализовать этот сценарий», — предупреждает политолог-американист Дмитрий Дробницкий. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, какими интригами пронизан Белый дом, почему Байдена публично унизили, удалось ли «отбить» Беларусь и примут ли в НАТО Украину и Грузию.

Дмитрий Дробницкий: «Раньше на полмира была монополия КПСС, а сейчас – Демпартии США»
«Сказать, что мир стал безопаснее после встречи Путина и Байдена, конечно, нельзя. Но то, что после саммита на вилле Ла Гранж появился шанс на нормальное развитие, — это точно»
Фото: © Guo Chen/XinHua/globallookpress.com


«После большого весеннего обострения 2021 года требовалось какое-то событие»

— Дмитрий Олегович, сегодня много говорят о значении российско-американского саммита в Женеве.
Но если бы Путин и Байден отказались встречаться, если бы не было этого женевского рукопожатия, разве мир оказался бы на грани катастрофы?


— Мне кажется, что так вопрос ставить все-таки некорректно. Понятно, что без встречи Владимира Путина и Джо Байдена в конкретный момент летом 2021 года мир бы не рухнул. Другое дело, что очень важные акценты без этого женевского саммита не были бы расставлены и мировая ситуация оказалась бы куда менее прозрачной. Понятно, что и сейчас развитие ситуации способно пойти по очень негативному сценарию, но все-таки на переговорах многие важные слова были сказаны и, возможно, поняты, и это, в свою очередь, еще даст почву для дальнейшей интеллектуально-политической эволюции. В том числе Соединенных Штатов, как мне хочется надеяться.


После большого весеннего обострения 2021 года, о котором мы все хорошо помним, требовалось какое-то событие… Сказать, что мир стал безопаснее после встречи Путина и Байдена, конечно, нельзя. Но то, что после саммита на вилле Ла Гранж появился шанс на нормальное развитие, — это точно. Еще недавно было совсем непонятно, есть ли такой шанс и представится ли он вообще.

— Я правильно вас понял, что женевские переговоры поставили точку в весеннем обострении в Донбассе и вместо горячей войны на границах Ростовской области мы получили холодную дипломатическую встречу в верхах?

— Нет, весеннее обострение само по себе захлебнулось. Оно состояло из многих факторов. Во-первых, из негативного риторического накала, адресованного одновременно России и Китаю. Во-вторых, мы наблюдали большую игру нервов на Украине и в Европе в целом. Не забудем и про синхронный конфликт в Южно-Китайском море между КНР и США (этот спор тянется уже много лет, в течение которых Китай, несмотря на противодействие американцев, создает искусственные насыпные острова в морской акватории). Вот такие три компонента составили весеннее обострение, но вся эта агрессия разбилась о спокойную решимость Пекина и Москвы. Причем я не уверен, что между Китаем и Россией имелась какая-то координация действий — если она и была, то минимальная. Однако отступить пришлось именно Западу, под всеобщие уверения, что «отступили Путин и Си». Американскому истеблишменту стало понятно, что та линия, которую в Вашингтоне олицетворяет Энтони Блинкен (нынешний госсекретарь США ), — бескомпромиссно давить на «стратегических противников», пока они не сломаются, — временно дискредитирована. До этого считалось, что если китайцев сломить сложнее, то русские под массивным прессингом со всех сторон уж точно сломаются. Однако этого не случилось, и американцы начали размышлять, чего делать. Такой мыслительный поиск «чего делать» и привел к женевскому саммиту. Он мог привести к чему угодно — ко второй попытке давления или же, как у них записано в Стратегии национальной безопасности, к воздействию на две «ревизионистские державы» другим способом. Но был выбран вариант «а давайте встретимся с Путиным», чтобы выяснить, каковы планы России и куда двигаться дальше.

Дмитрий Дробницкий: «Раньше на полмира была монополия КПСС, а сейчас – Демпартии США»
«Обратимся к Сьюзан Райс. Это же смешно: человек, работавший послом Соединенных Штатов в ООН и советником президента по нацбезопасности, теперь занимает должность руководителя совета по внутренней политике (DPC). А это орган, который даже деньгами не распоряжается»
Фото: © Yuri Gripas - Pool via CNP/Consolidated News Photos/globallookpress.com


«Четыре клана за спиной 46-го президента США: аспенские «ястребы», «мягкие клинтониты», «спящие гиганты» и смотрящие от «Большой цифры»

— Считается, что Джо Байден — это такой представитель коллективной олигархии, нескольких глобальных леволиберальных кланов. В связи с этим вопрос: а с кем в лице Байдена встретился Владимир Путин в Женеве? Кто стоит за этим уже очень немолодым человеком?

— Это очень хороший вопрос. Каждый раз, когда мы встречаемся с Джозефом Робинеттом Байденом – младшим, мы должны внимательно следить, кто в данный момент времени говорит его устами. Я всегда об этом предупреждаю. Для себя я выделяю четыре клана, которые угадываются за спиной 46-го президента США и которые уже схлестнулись между собой, несмотря на все уверения в сбалансированности и тактической ясности новой политики Белого дома. Первый клан связан с аспенской стратегической группой (официально является одной из программ Аспенского института США, неофициально — закрытым клубом высокопоставленных политиков, разрабатывающих стратегии мироустройства). Их еще иногда называют «Ловцами форели», поскольку во время выездных форумов в горнолыжном курортном городе Аспен в штате Колорадо они часто рыбачат на местных ручьях, где в изобилии водится форель. Наиболее яркий их представитель — Энтони Блинкен, но можно назвать также Тома Донилона и Курта Кэмпбелла. Последний, кроме того, вошел в администрацию Байдена в качестве координатора азиатской политики при совете по нацбезопасности (СНБ). Этот клан считается самым «ястребиным» крылом Демократической партии, поскольку принадлежащие к нему демократы разделяют некоторые неоконсервативные ценности, к примеру агрессивный экспорт демократии и вмешательство во внутренние дела других стран.

Аватаром следующего, второго клана можно считать Джейка Салливана — прошу не путать его с послом США в РФ Джоном Салливаном. Нет, речь идет о Джейке Салливане, советнике по национальной безопасности 46-го президента США. С ним «рифмуются» слова «деэскалация», «предсказуемость», «незаинтересованность в конфликте». Это все придумал он. На мой взгляд, Салливан — это, конечно, человек Клинтонов, причем в большей степени Билла Клинтона, нежели той команды, которую собрала вокруг себя Хиллари. Но, учитывая лояльность Салливана данному клану в целом, он, разумеется, с кланом Хиллари тоже постоянно был. В частности, Джейк Салливан работал в штате Хиллари на праймериз 2008 года, затем активно участвовал в команде переговорщиков между Обамой и Клинтон, в результате чего была заключена сделка, благодаря которой Обама получил карт-бланш от Демпартии, а Хиллари стала госсекретарем США. Салливану тогда достался пост главы аппарата госдепартамента.

Если ливийская война 2011 года (та самая, которая привела к убийству Муаммара Каддафи и демонтажу государственности в Ливии) и попытки развязать сирийскую войну были больше связаны с такими фигурами, как Саманта Пауэр (американский политолог, нынешний глава агентства США по международному развитию ) и другими деятелями, которые изо всех сил идеологически подталкивали эти конфликты, то Джейк Салливан обыкновенно жал на тормоза. И он же человек – «иранская сделка». Между прочим, Салливан подал в отставку в тот же день, когда Хиллари Клинтон уступила пост госсекретаря Джону Керри, но его попросили задержаться, потому что он лучше всего разбирался в иранской ядерной сделке.

С Блинкеном Салливан столкнулся уже очень давно, когда шел разговор, допустим, о вывозе химического оружия из Сирии (после инцидента в Гуте в августе 2013 года ). Тони Блинкен тогда категорически заявлял: «Нет. Бомбить! И вводить санкции против России!» И это было — обращаю внимание! — в 2013 году, еще до присоединения Крыма и прочих факторов, приведших к небывалому обострению отношений. Салливан при этом настаивал на продолжении процесса мирного вывоза оружия: «Дело хорошее. Нам результат нужен или что?»

Я отношу Салливана и других представителей этого клана к «мягким клинтонитам», хотя стратегически они не очень расходятся с аспенской группой и будущее они видят примерно одинаково. Но тактически это разные люди. Кроме того, для них настолько важна победа в аппаратной борьбе, что они могут совершенно по-разному подавать советы Джо Байдену, чем вызывают у всего мира ощущение какой-то полной шизофрении в действиях США на международной арене.

Приведу пример. Когда 13 апреля Байден позвонил Путину, Энтони Блинкен находился в Европе и убеждал европейцев, что «вот сейчас русские сломаются». Но именно в тот момент становится понятно, что русские почему-то не ломаются, а Салливан и Джон Керри продавили через Байдена звонок Путину. Это, наверное, вольная реконструкция событий, но если применить метод интеллектуального расследования, то выяснится, что примерно так оно и было. И ради этого Керри ненадолго вышел из тени (в настоящее время бывший госсекретарь — спецпредставитель американского президента по вопросам климата). И да, если немного вернуться назад: Блинкен начал развивать бурную деятельность, грозить новыми санкциями, инициировать гневную риторику со стороны госдепа. Но не получилось! Напомню, что окончательно саммит на вилле Ла Гранж стал возможен после встречи Салливана и секретаря совета безопасности РФ Николая Патрушева в Женеве на исходе мая. Повестка саммита и место его проведения — все это было отработано ими. По линии госдепа и МИДа это оказалось невозможно отработать, поскольку Блинкен считал, что с «диктаторами не встречаются, на диктаторов давят». Конец цитаты. То, что такая встреча все-таки произошла, и то, что слово «деэскалация» прозвучало из уст Байдена во время его специальной речи, посвященной российскому вектору внешней политики Вашингтона, говорит о том, что в настоящий момент «мягкие клинтониты» находятся на пике своего влияния в новой американской администрации.

Между прочим, в последний момент Блинкен «оттер» Салливана от женевской встречи, из-за чего Патрушев на саммит тоже не поехал, поскольку у него не было визави для переговоров в узком формате. И по тем кадрам протокольной съемки, которые мы увидели с виллы Ла Гранж, можно судить, что Тони Блинкен был очень недоволен тем, что «этот чертов саммит» все-таки состоялся.

Теперь обозначим следующий, третий клан. Он немного разнородный, но внутри него люди чувствуют друг к другу определенную близость. Я связываю это с тем, что они считают себя гораздо более весомыми людьми, нежели те, кто в данный момент определяет политику Белого дома. Ну, во-первых, это уже упомянутый Джон Керри — человек, который фактически имеет должность второго госсекретаря США. Ныне он спецпредставитель президента США по вопросам климата. По сути, он главный по международному разделению труда, которое регулируется Соединенными Штатами через климатическую повестку. Являясь членом совета по национальной безопасности, Керри никому, кроме самого Байдена, не подчиняется. У него под рукой оперативный аппарат в полторы сотни человек.

Неудача глобального климатического саммита, состоявшегося в апреле (в формате видеоконференции с участием 40 государств ), — а я считаю, что он прошел неудачно благодаря «коллективному Байдену», — связана в основном с тем, что Блинкен перехватил у Керри данную повестку. Я обращаю ваше внимание, что за этим саммитом следил Тони Блинкен, а не Джон Керри. В результате все превратилось в этакую ярмарку и презентацию инвестпроектов, основанную на климатической риторике. И самое в то же время удивительное — что, пожалуй, наиболее амбициозный проект удалось представить России, а сам климат на саммите не обсуждался вообще.

Таким образом, мы можем констатировать: Керри находится в тени. Теперь обратимся к Сюзан Райс. Это же смешно: человек, работавший послом Соединенных Штатов в ООН и советником президента по нацбезопасности, теперь занимает должность руководителя совета по внутренней политике (DPC). А это орган, который даже деньгами не распоряжается. Условно говоря, он со СПИДом борется — что-то в этом роде. В компетенцию данного консультативного органа не входят даже экономические вопросы, здравоохранение и социальное страхование. Должность главы совета по внутренней политике — это своего рода скамья запасных, и ведь Сюзан Райс действительно на ней сидит. Человек с гигантским опытом, с огромным влиянием и связями.

Смотрим дальше: Денис Макдоноу, в прошлом ближайший конфидент Барака Обамы, человек, сменивший множество разных должностей, в том числе главы администрации Белого дома. Макдоноу был рядом с Обамой в самые сложные времена. Куда его сейчас отправили? Как сказали бы в Советском Союзе — «на развал сельского хозяйства». Ныне он министр по делам ветеранов. Должность «расстрельная» и очень тяжелая, если мы вспомним о том, что творится в данной сфере. Трамп тащил-тащил эту «телегу», но с учетом того, что Байден после своего прихода к власти стал многое отменять, ситуация в «делах ветеранов» сложилась просто аховая. В то же время поставить на ветеранов именно Макдоноу, который очень многое понимает во внешнеполитических и внутренних делах, — это тоже все равно что отправить его на скамью запасных.

И Керри, и Райс, и Макдоноу — это такие «спящие гиганты», которые в прежнее время между собой хорошо сработались, поскольку составляли негласный костяк администрации Барака Обамы и стояли за его главными внешнеполитическими инициативами. Допустим, Джон Керри, еще не будучи госсекретарем, уже начал переговоры с Ираном и с Башаром Асадом (по иранской же тематике). Потом его на некоторое время отодвинула Хиллари Клинтон, однако после того, как Керри пришел на ее место, именно он согласовал с Асадом сирийский вывоз химического оружия.

Может создаться впечатление, что кто-то показательно унизил бывших обамовских «зубров», вручив им расстрельные или ничего не значащие должности. Но почему сами «зубры» на это пошли? Они отнюдь не бедны, а влиять на внешнюю политику могли бы и не входя напрямую в администрацию Белого дома. Значит, статус «спящих гигантов» их по каким-то причинам устраивает.

И, наконец, четвертый клан — это «Большая цифра», представители интернет-гигантов. Как минимум 20 человек от «Большой цифры» присутствуют сегодня в новой администрации Байдена (помню, что в свое время я насчитал 24) в ранге замминистра и прочих. Они спланировали в Белый дом с постов вице-президентов, исполнительных директоров и их заместителей таких крупнейших компаний, как Amazon, Google, «Фейсбук», «Твиттер» и так далее. Их называют смотрящими от «Большой цифры», которые присматривают за тем, чтобы команда Байдена четко действовала в их интересах. Они считают, что через эту команду будут управлять миром.

Ярчайшим представителем данной группы является глава администрации Байдена Рональд Кляйн. И на свету, и в тени он один из самых известных лоббистов цифровой области. В этом деле он знает все. Притом что он не был замечен в трудных проектах Силиконовой долины, на которых стояла бы его подпись, но без него и до назначения в Белый дом мало что делалось в этой сфере. Кляйн считается большим мастером привлечения инвестиций в стартапы и горячим сторонником полной независимости социальных сетей. В свое время Кляйн даже заявлял, что с развитием соцсетей государство постепенно отмирает. Его нынешняя должность главы администрации — ключевая, а в иных случаях она способна стать блокирующей. Между прочим, Рональд Кляйн — это еще и руководитель секретариата Белого дома, он заведует всей корреспонденцией.

И старые «спящие гиганты» (старые не по возрасту, а потому, что они давно служат), и «Большая цифра» явно себя пока не проявляют. А вот кланы вроде тех, что ассоциируются с Блинкеном, достаточно активны. Кстати, аспенскую стратегическую группу иногда связывают с Мадлен Олбрайт (американский дипломат, первая женщина в должности государственного секретаря США в 1997–2001 годах) Это интересное замечание, поскольку она имела ощутимое влияние в данном мозговом центре. Нельзя сказать, что демократические «ястребы» — это все люди Олбрайт. Но именно эти люди говорили в свое время, что демократы должны перестать быть пацифистами. Обычно ведь считалось, что жесткие ребята — это республиканцы, а демократы — «нет, давайте договариваться». Однако бывают демократы «с зубами», и Обама их всех пригрел.

Что касается людей, относящихся к школе Билла Клинтона, вроде Джейка Салливана, то это не «человек-дружба», не «человек-разрядка» и не «человек-сотрудничество». Это «человек-деэскалация». Ему кажется, что целей, которые стоят перед нынешней администрацией Белого дома, лучше всего добиваться в условиях деэскалации, а не в ситуации жесткого противостояния, как полагает Блинкен (когда все стоит на кону, и завтра война). А деэскалация — это когда конфликт купирован, но никакой дружбы тоже нет.

Таким образом, вот четыре клана — аспенские «ястребы», «мягкие клинтониты», «спящие гиганты» и смотрящие от «Большой цифры».

Дмитрий Дробницкий: «Раньше на полмира была монополия КПСС, а сейчас – Демпартии США»
«CNN — это вам не какой-нибудь The Guardian конца ХХ века и даже не The New York Times конца ХХ века. Это уже строго партийная пресса»
Фото: © Sanjeev Singhal/The Photo Access/globallookpress.com


«Кто-то из администрации приказал так вести себя с президентом США, как вела корреспондентка CNN»

— Так с кем же из перечисленными вами кланов мы разговаривали 16 июня в Женеве?

— Думаю, что отчасти с Джоном Керри, отчасти с Джейком Салливаном, отчасти с такими представителями «спящих гигантов», как Сюзан Райс. Поскольку вопрос кибербезопасности был только краешком затронут во время переговоров, ясно, что мы еще не сталкивались с представителями «Большой цифры». И, разумеется, мы имели дело с Энтони Блинкеном — хотя бы просто потому, что он там присутствовал. Изначально было понятно, что, если саммит пойдет нормально — а на мой взгляд, он прошел нормально, — будет предпринята цепочка символических шагов. А именно немедленное возвращение послов к местам службы. Рабочим группам по итогам встречи дано четыре поручения. То, что данных поручений всего четыре, — это работа Блинкена. Можно было бы и побольше придумать. И было понятно, что эти шаги именно символические, никакого прорыва не последует. Тем не менее это имеет огромное значение для тех заключенных, которых обменяют с обеих сторон.

— По приблизительным подсчетам, в настоящее время в американских тюрьмах содержатся до 100 российских граждан. Многие из них попали туда за приписываемые им киберпреступления.

— Скажем, предприниматель Виктор Бут находится в американской тюрьме по другой причине (ему приписывают роль одного из крупнейших нелегальных торговцев оружием в мире). В России сейчас живет и прекрасно выглядит Мария Бутина — она была арестована в США летом 2018 года, и тоже не в связи с кибербезопасностью. Ее депортировали в РФ осенью 2019-го. А сколько людей wanted, и также по другим обвинениям. Если они вдруг попадутся, их все равно арестуют и допросят. Это на самом деле серьезная проблема, и помимо заключенных она тоже достойна обсуждения. Но это дальнейшие шаги. Персонально для тех, кто сейчас содержится в тюрьмах, возможность поработать над их обменом — это огромное дело. Но с точки зрения межгосударственных отношений это ничто. К примеру, в период максимального охлаждения между Соединенными Штатами и Советским Союзом, когда говорить было не о чем, беседовали о культурных связях. Сейчас о них говорить бессмысленно, поскольку это предельно политизированная область, но можно завести разговор о других символических вещах.

Таким образом, никакого падения в объятия в Женеве не произошло. Оба лидера, и Путин, и Байден, начисто лишены иллюзий, и это очень хорошо. Иллюзии были, пожалуй, только у американской прессы, которая своего президента просто затравила. Вот чтобы телеканал CNN так набрасывался на президента США от демократов — это особый случай (подразумевается словесная перепалка между корреспонденткой CNN Кейтлин Коллинз и Джо Байденом, которая обратилась к президенту, когда он уже шел к выходу, и спросила, почему американский лидер уверен, что его российский коллега Владимир Путин «изменит свое поведение»). На святого человека, на Джозефа Байдена! Ну ребята, вы вообще чего? Раньше такое было невозможно.

CNN — это вам не какой-нибудь The Guardian конца ХХ века и даже не The New York Times конца ХХ века. Это уже строго партийная пресса. Кто-то из администрации приказал так вести себя с президентом США. И по-другому быть не могло.

— Будет ли это иметь последствия, как вы думаете? Не только для журналистки Коллинз, разумеется, но и для медийных монополий США в целом? Чего стоит одна та давка, которую устроили американские репортеры на саммите.

— Мне кажется, мы имеем дело с несколько иным явлением. Прессу США настолько накачали влиянием, деньгами и прямыми связями с власть предержащими, что они на самом деле возомнили себя четвертой властью. После того как Трампа выжили из Белого дома, медийные американские монополии считают, что именно они его свалили. На что я на месте руководства федеральной почтовой службы США (через которую осуществлялось досрочное голосование) точно бы обиделся.

Это как с ультралевыми в США — да, в правительство их не взяли, но в конгрессе-то они бузят. Ранее все считали, что это абсолютно контролируемая сила — сейчас мы их выпустим на волю, а потом обратно в ошейник, на поводок и в будку. С прессой то же самое — там пересекаются разнообразные интересы, туда пошли деньги от «Большой цифры». К примеру, газета The Washington Post принадлежит Amazon (основатель и гендиректор онлайн-ретейлера Amazon Джефф Безос приобрел издание за $250 млн). Поэтому я бы не сказал, что после вызова, брошенного лично Байдену, полетят воронки по городу Нью-Йорку.

В лице прессы породили монстра. Им еще в 2016 году объяснили простую вещь: что быть просто корреспондентом уже не круто, а надо излагать политическую позицию. Для этого следует быть бойцом информационного фронта. Более-менее американская пресса (да и вообще любая пресса) всегда таковой являлась. Но с определенного момента это стало говориться открытым текстом. На редколлегиях как электронных СМИ, так и газет, журналов твердили, что мы с вами сейчас боремся за либеральную демократию, а не занимаемся информированием населения. В фильме «Самый громкий голос», который был снят об основателе Fox News Роджере Айлзе, они приписали ему, представителю правых, такой подход. А на самом деле подобный подход широко распространен среди левых. А поскольку это так, поскольку они ощущают себя бойцами и политической силой, то «где наш кусок власти?»

Дмитрий Дробницкий: «Раньше на полмира была монополия КПСС, а сейчас – Демпартии США»
«Проблема оппозиционного блогера состоит в том, что его все сдали. 17 января этого года Навальный летел в Россию и думал, что его ждет там броневик, как Владимира Ильича Ленина. Но кто-то же ему это сказал!»
Фото: © facebook.com/timur.olevskiy/www.globallookpress.com


«У Алексея Навального все «крыши» прохудились. Его все сдали»

— Был ли разговор об обмене заключенными затеян ради того, чтобы впоследствии обменять томящегося в колонии «российского оппозиционера №1» Алексея Навального?

— Я не могу залезть в голову переговорщиков, но нет. Судя по тому, как была изложена позиция в пресс-конференциях Путина и Байдена, а также в заявлениях пресс-секретаря Белого дома и путинского пресс-секретаря Дмитрия Сергеевича Пескова, речь идет именно о гражданах США в России и о гражданах РФ в Штатах. Навальный ни к той, ни к другой категории не относится. Так что старая присказка «обменяли хулигана на Луиса Корвалана» здесь не к месту.

Если мы говорим об Алексее Навальном, то у него все «крыши» прохудились. Проблема оппозиционного блогера состоит в том, что его все сдали. 17 января этого года Навальный летел в Россию и думал, что его ждет там броневик, как Владимира Ильича Ленина. Но кто-то же ему это сказал! Ладно бы он был один. Но там ведь и его жена находилась рядом. Можно допустить, что она тоже в том заговоре участвовала, но это уже как-то совсем запредельно. Значит, и ее кто-то убедил. Кто? Или же спонсоры сказали: «Идите отсюда! Мы вас сбываем с рук»?

По всему было видно, что линия Навального, как и линия «Новичка», постепенно сошла на нет. Кстати, на саммите в Женеве «Новичок» ни разу не прозвучал. Почему? А потому, что уже отыграна тема.

Сейчас будут строить новые схемы, формировать новые бюджеты и выбирать новых лидеров, разрабатывать новые методы борьбы с российским режимом. А тут вдруг появится некий политзаключенный, который начнет кричать, что его забыли и что он на самом деле и есть главный. Очевидно, что он будет просто мешать. Поэтому я не думаю, что за Навального сейчас схватятся и обязательно станут менять. Другое дело, что это по прошествии времени может оказаться выгодно для российской стороны. Однако имеется неприятный опыт — отъезд на Запад помилованного Путиным Михаила Борисовича Ходорковского, который обещал политической деятельности не вести, а как только уехал за границу, все позабыл.

— Какова судьба Украины после «весеннего обострения», а заодно и аффилированной с ней Грузии? Нам все уши прожужжали, что их вроде собираются принять в НАТО. В связи с этим у меня искреннее удивление: а как вообще можно принять в альянс страны с нерешенными территориальными проблемами? Это ведь противоречит уставу НАТО. У той же Грузии территориальные противоречия с Азербайджаном, с Арменией и даже с Турцией, не говоря уже об Абхазии и Южной Осетии.

— Да, формально здесь не выполнены условия, и формально эти страны не возьмут в альянс. Но структуры НАТО под каким-то предлогом там вполне можно разместить. Де-юре Украина и Грузия не будут членами НАТО, а де-факто — будут. Владимир Путин об этом ясно сказал в интервью ВГТРК: «На самом деле можно себе представить, что план вступления Украины в НАТО обсуждается. Во всяком случае, никто не говорит нет». И это, по всей видимости, действительно то, что американцы хотели бы сделать. Однако Россия четко дала понять: если это произойдет, то «прощай, Украина!» Так что провал прямолинейной атаки Тони Блинкена еще долго будет иметь последствия. Равно как и постоянная попытка на ротационной основе мешать войска НАТО у российских границ, тоже найдет свой ответ, но, возможно, не такой быстрый.

Пока продолжается деэскалация, соблюдаются статус-кво и Минские соглашения. А вот если, не дай бог, случится эскалация, то надо помнить, что группировку российских войск, собранную на границе с Украиной, уже засняли во всех ракурсах со всех спутников и со всех вертолетов (по данным открытых источников, в настоящее время у границ Украины может быть сосредоточено около 94 тыс. российских военнослужащих, притом что часть войск уже отведена вглубь страны). В иностранных СМИ по этому поводу была опубликована большая статья, где использовано печально известное слово «блицкриг» и дан вывод, что единственный способ остановить события — это применить ядерное оружие, причем непосредственно по объектам в России, поскольку для воздействия на тактическую вооруженную группировку у альянса пока нет возможностей. Поэтому здесь все предельно ясно. Кстати говоря, с Беларусью гораздо более сложные проблемы.

— На официальном уровне тема Беларуси на женевском саммите даже не прозвучала.

— Условно говоря, Россия Беларусь «отбила», и теперь всякая попытка Запада прийти на помощь белорусской оппозиции закончится вводом Росгвардии в пределы республики. И это по минимуму. Ранее это было сказано официально — я здесь ничего не фантазирую. Что касается самой Беларуси, то она до сих пор продолжает играть в многовекторность. Слушайте, Александр Григорьевич Лукашенко уже всеми брошенный — уже все прицелы были на него наведены, и дуло находилось у виска. Но белорусский президент все равно верен себе: «А я вот Зеленскому звонил — могу я в Крым летать или нет?» Ну так же нельзя.

Впрочем, это проблема не только Беларуси, но и многих стран на постсоветском пространстве. Сказывается отсутствие внятной стратегической линии России не только по отношению к западной части постсоветского мира, но и по отношению к той же Армении или к Средней Азии. К сожалению, мы занимались там дипломатией вместо того, чтобы выполнять системную работу. К чему подобное приводит? Мы видели это на печальном примере, когда в конце апреля два члена ОДКБ, Киргизия и Таджикистан, стреляли друг в друга из-за проблем с водой (28 апреля на участке водораспределительного пункта «Головной», находящегося в верховьях реки Исфары, случился пограничный конфликт). Это первое. Второе: заново распечатали карабахский конфликт. Да, теперь там стоят наши миротворцы, и это хорошая гарантия того, что пушки будут молчать. Но во все горячие точки мы миротворцев не поставим.

Так что нет четкой стратегической линии по отношению к разделенному советскому народу, который когда-то был народом Российской империи, и это серьезная проблема даже с точки зрения диалога с американцами. Те пожимают плечами и недоумевают: «Ну и что, что мы разместили ракеты на территории Узбекистана?» (я сейчас условно говорю.) Мы [отвечаем]: «Но это же наша сфера влияния!» Американцы: «А где вы об этом сказали?»

— То есть где это записано?

— Хотя бы где продекларировано, что сюда нельзя? В отношении Украины «красные линии» прочерчены действиями России, но декларативно и доктринально, как было всегда принято во всем мире, в том числе в Советском Союзе и Российской империи, это до сих пор не сделано. И это надо исправлять, потому что мы вводим в заблуждение и наших потенциальных граждан, и наших бывших сограждан, и наших западных противников, которых, слава богу, уже можно называть противниками (даже МИД на это сподобился).

Дмитрий Дробницкий: «Раньше на полмира была монополия КПСС, а сейчас – Демпартии США»
«Я не говорил, что мы выиграли «Северный поток – 2». Это Германия его выиграла в обмен на последующую трансформацию власти»
Фото: © Jens Büttner/ZB/globallookpress.com


«Это будет вассалитет над Германией не Вашингтона, а именно Демократической партии США»

— Накануне саммита нам удалось отстоять «Северный поток – 2». Но, исходя из ваших прошлых заявлений о цене этого проекта для России, я заключил, что мы выиграли Nord Stream 2, но проиграли Германию. При этом по итогам предстоящих парламентских выборов в Германии (состоятся 26 сентября — прим. ред.) к власти вместо привычной Ангелы Меркель может прийти «зеленый канцлер» Анналена Бербок (депутат бундестага, немецкий политик из партии «Союз 90 / Зеленые»).

— Быть может, не Анналена Бербок лично, но коалиция, в которой ключевые посты получат «зеленые», вполне может прийти к власти в Берлине. А что такое немецкая партия «Союз 90 / Зеленые»? Это фактически германский филиал Демпартии США. Начинались они как независимое движение, на которое в основном влияли экологисты из стран Benelux (экономический союз Бельгии, Нидерландов и Люксембурга), но сейчас американские демократы взяли их под свой контроль. Это даже не филиал… Если Демпартия США — это все-таки партия, то «зеленые» в Германии — это, пожалуй, ее комсомол.

Но я не говорил, что мы выиграли «Северный поток – 2». Это Германия его выиграла в обмен на последующую трансформацию власти. На саммите в Женеве американцы, кстати, не поднимали тему Nord Stream 2, потому что это не нам они уступили и не мы им за это должны. Это уступка не нам, а ФРГ. Меркель сделала прекрасный аккорд в конце своей политической карьеры. Она добилась того, что Германия станет главным газораспределительным хабом Европы и при этом будет ликвидирован предполагаемый альтернативный польский хаб с норвежским газом — Baltic Pipe. Этот газопровод мог бы составить по мощности примерно четверть от «Северного потока – 2», а это уже серьезно, это конкуренция. Ну что ж, Дания по приказу из Вашингтона отозвала свое разрешение на строительство трубопровода Baltic Pipe.

Если после такой «сделки» к власти в Германии придут силы, полностью лояльные Демпартии, то это уже будет не просто вассалитет на государственном уровне, но на политико-идеологическом. Подчеркиваю: это будет вассалитет над Германией не Вашингтона, а именно Демократической партии США. Это очень серьезная трансформация и часть той большой игры либерального истеблишмента, которую они затеяли, начиная с операции «АнтиТрамп». Это однопартийное правление не только в рамках Соединенных Штатов. Нет, они мыслят себя глобальными управляющими. И история с «Северным потоком – 2» — лишь один из ходов в данной комбинации, неплохо разыгранный.



Далее здесь



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх